А. И. Мраморнов: «Каждому человеку, который небезразлично относится к нашей церковной истории и к нашему церковному настоящему, материалы Собора 1917–1918 годов должны быть близки»

А.И. Мраморнов

 

На протяжении двух лет Новоспасский ставропигиальный монастырь г. Москвы осуществляет работу над изданием трудов Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 годов. Публикация соборных документов осуществляется по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В образованный при монастыре Научно-редакционный совет вошли ведущие церковные и светские ученые. При обители также действует рабочая группа по подготовке документов Собора к изданию. Руководит деятельностью Научно-редакционного совета и подготовкой издания наместник монастыря, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси епископ Воскресенский Савва. Работа эта трудная и кропотливая. В прошлом году вышел первый том документов Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов. В конце января этого года, как раз в тот момент, когда проходили Рождественские международные чтения, свет увидел и второй том. Работа и Научно-редакционного совета, и рабочей группы рассчитана на несколько лет. В таком объеме документы издаются впервые. О ходе работ, о вновь изданном томе мы беседуем с Александром Игоревичем Мраморновым, секретарем Ученого совета Общецерковной аспирантуры, руководителем рабочей исследовательской группы по научному изданию документов Собора 1917-1918 гг. и ответственным редактором первых двух томов.

 

— Александр Игоревич, какие открытия Вы сделали в ходе работы над вторым томом?

— Открытия очень важные. Первый том на 90% состоит из впервые изданных документов. Во втором томе этот процент составляет 100. Может быть, за исключением вклейки, где у нас размещена очень красивая печать Собора, нарисованная художником Зворыкиным. Также представлен на страницах второго тома автограф Святейшего Патриарха Тихона. Сейчас это появилось в цвете. Очень красиво. Но, конечно, Поместный Собор стал эпохальным событием в нашей истории, причем не только церковной. Свое существование на тот момент прекратила синодальная система церковного управления, и было восстановлено Патриаршество. Собор стал рубежом между двумя периодами русской церковной истории.

Я думаю, каждому человеку, который небезразлично относится к нашей церковной истории и к нашему церковному настоящему, эти материалы должны быть близки. Они должны быть понятны. И их необходимо изучать, знакомиться. Любой историк Вам скажет, что без прошлого нет и будущего. Поэтому мне хотелось бы, чтобы люди Церкви со вниманием отнеслись к нашей деятельности. Происходит оцифровка, перевод в электронный вид редчайших документов. И церковным историкам не придется теперь корпеть в архивах, изучая этот период. А пройдет несколько лет, и все будет издано в полном объеме. Таким образом, множество недоступных сейчас архивных документов вводится в широкий научный оборот.

 — Как связано наше прошлое и настоящее?

— Мне кажется — напрямую, потому что церковная традиция, церковное предание — это вещь непрерывная, несмотря на гонения, несмотря на разницу в административном управлении Церкви, во влиянии мира сего и современности на каждом отдельном этапе ее истории. Церковь — живой организм, который составляют ее чада. И во все времена, при любых условиях, она хранит свою традицию. И это происходит веками. Эта традиция непрерывна и передается в земном бытие Церкви взлетом или падением. Я думаю, что Собор 1917-1918 годов – это был взлет русской церковной жизни, ее соборности.

— Но за взлетом всегда падение?!

— Не уверен. Потому что Собор выработал такие документы, проработал такие вопросы, которые актуальны и сегодня. Недаром даже чисто формально преобразования, которые осуществляет Святейший Патриарх Кирилл, связаны с решением Поместного Собора. Я не могу так радикально сказать, как сейчас утверждают, что они основаны на решениях Собора 1917-1918 годов. Но они связаны. Я думаю, что эта связь в Церкви очень ценна. Однако воплощать безжизненно и механически решение Собора, который состоялся более 95 лет назад, невозможно в нынешних условиях. Многие поставленные вопросы по-прежнему актуальны, значимы. Очень интересно сегодня сопоставление того, как люди мыслили тогда, как они тщательно продумывали вопросы, и того, как это происходит сейчас. Ттогда это была живая деятельность, не омертвела она и сегодня. Например, всем интересен вопрос: как формировалась жизнь прихода, его состав и т.д. Мы знаем, что приходской отдел выработал принципы, согласно которым люди должны становиться членами прихода. Сейчас, кстати, об этом часто говорят. Приход должен знать, из кого он состоит. Членство было прописано Собором. Оно основывалось на дореволюционных принципах — чисто географических. Собор эти функции расширил. Членство в приходе приводило к определенному взятию на себя обязанностей: по содержанию прихода, храма как здания и храма как общественного организма. Конструкция, которая была выработана Собором и по приходам, и другим вопросам, была идеальной. С одной стороны, идеальность всегда сталкивается с жизнью. Но Собор не был собором идеалистов. Там сидели реалисты. Только что вышедший том документов содержит протоколы Соборного Совета — это президиум Собора, состоявший из двух председателей – Святейшего Патриарха и митрополита Новгородского Арсения (Стадницкого). Последний, к слову сказать, не пропустил ни одного заседания Собора. Хотя, как мы видим из документов, пропускал заседания Соборного Совета. Это было по уважительным причинам. Решение президиума Собора показывает, что работой Собора руководили реалисты, которые понимали, что происходит, и понимали, что большевики не будут миндальничать и вести мягкие переговоры с Церковью. Они будут действовать жестко. Так и случилось. Впереди всех их ждали и гонения, и репрессии.

 — Как историка, какой факт, какое «дело» поразило больше всего?

— Из последнего второго тома видно и четко прослеживается конструктивная работа. Эта работа была постоянной, потому что Соборный совет заседал даже тогда, когда Собор делал перерыв и члены Собора разъезжались в свои епархии: Соборный Совет продолжал заседать. Может быть, отсюда видна некоторая, свойственная дореволюционной эпохе, дотошность членов Собора. Потому что каждый отпуск, каждое вознаграждение за заседание, а члены Собора получали суточные деньги, — учитывались. Это отражено в протоколах Собора, который только на третьей сессии созрел до того, чтобы создать комиссию для рассмотрения подобных прошений, связанных с отпусками и выплатой суточных. Так вот, эта дотошность говорит о том, что к делу подходили очень серьезно. В решениях Собора видно, что Собор чувствовал себя реальной властью в Церкви. Возьмите документы второго тома, где видно, что когда Тверской митрополит вызвал члена Собора в епархию, Собор не счел это за уважительную причину. В этот момент властью был церковный Собор. И распоряжался членами Собора Собор, а не епархиальный архиерей.

 — Какой коллектив работает сейчас над этим огромным трудом? Насколько тщательно осуществляется работа?

— Вы знаете, что у нас действует Научно-редакционный Совет, который возглавляет владыка Савва. Этот Совет очень строгий, туда входят и светские, и церковные специалисты очень высокого уровня. Но совершенно необходимо сказать, что у нас еще действует рабочая группа — это молодые специалисты, может быть, они пока не столь выдающиеся, как члены редакционного Совета. Но у них еще все впереди. Есть и возможность проявить себя. Но это очень ответственные и трудолюбивые ребята и девчата. Я думаю, что здесь действует принцип не только оплачиваемой работы, здесь главный фактор то, что с этими материалами Собора очень интересно работать. Еще раз подчеркиваю, что это совершенно не механический труд. И это большая не только научная, но и церковная работа. Когда погружаешься в эту реальность, познаешь ее, то и настоящее становится ближе и понятнее. Большая часть документов не содержит канцеляризмов. Эта живая речь. Прослеживаются характеры людей, которые высказываются. Если мы откроем репринтное издание, то там видно, как шла речь на большом пленарном заседании Собора. Но мы-то публикуем и еще будем публиковать заседания меньшего масштаба, но чаще всего – ничуть не меньше важности. Это, например, заседание отделов Собора. Там шла совершенно свободная дискуссия, она зафиксирована, стенографирована. Есть, конечно, исключения. Если вы откроете первый том, который мы издали в прошлом году, то вы увидите дискуссии на Предсоборном совете, который проходил летом 1917 года и готовил Собор. Это вообще совершенно свободные времена существования Церкви, то есть, с одной стороны, уже монархия пала, с другой стороны, еще не пришли большевики. Церковь была единственной легитимной публичной структурой, и в тот момент она сама могла определять многие позиции. Тогда в Предсоборный Совет входил обер-прокурор Львов, но из документов не видно, чтобы он навязывал свою позицию или диктовал, как предрешить тот или иной вопрос, как тот или иной документ подготовить для Собора. Это решали сами члены Совета. Это позже пришлось ограничиваться, когда большевики ввели цензуру. А уж при печати ясно, что были определенные лакуны в ходе заседаний. Когда мы будем публиковать Деяния, то будем эти лакуны устранять и помечать, что они по цензурным соображениям не могли быть воспроизведены.

 — Кто помогает издавать Документы Священного Собора?

— Помогает издавать компания ОАО «СОГАЗ», крупнейший страховщик Российской Федерации. Лично Председатель правления Сергей Сергеевич Иванов покровительствует проекту.

Хотелось бы, чтобы книги были получены в достаточном количестве церковными библиотеками, епархиями, приходами. Но я не думаю, что для этого необходимы импульсы сверху, уверен, что сознательные люди нашей Церкви приобретут издание Поместного Собора и будут с интересом его читать.

 — Как планируете дальнейшую работу?

— Мы планируем закончить работу к 2018 году, к 100-летнему юбилею, я надеюсь, что это произойдет с помощью Божией. Может быть, что-то издадим немного позднее. Очень много трудностей текстологического плана, архивоведческих. Мы их преодолеваем постоянно. Когда мы закончим этот проект, это будет подарок всей Церкви от Новоспасского монастыря к юбилею Собора. И очень хочется надеяться, что этот юбилей станет общецерковным событием, потому что такое наследие нужно изучать, нужно знать и лучшее из опыта Собора использовать в дальнейшей соборной жизни Церкви.

Журнал «Новоспасский монастырь». 2014. № 15 (25).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *